Вступление

Открытие физиологических коррелятов сновидения — явления БДГ (фазы сна с быстрым движением глаз) побу­дило пересмотреть психоаналитические теории сновидения. Существовали интерпретации как с точки зрения теории разрядки побуждения (Fisher, 1965), так и более эго-ориентированные — как, например, адаптивная концептуализа­ция (Hawkins, 1966; R.Jones, 1970). Ряд экспериментов, про­веденных в нашей лаборатории, привел к заключению, что БДГ-сон связан с обработкой информации в целях эмоци­ональной адаптации. Отправной точкой как Хавкинс (Hawkins, 1966), так и нашей группы (Greenberg и Leiderman, 1966) послужила метафора Фрейда: «таинственная запис­ная книжка». Исследуя депривации сна, мы пришли к сле­дующей формулировке: эмоционально значимые пережива­ния бодрствования соприкасаются с конфликтным матери­алом из прошлого, вызывая аффекты, требующие либо защитных процессов, либо адаптивного изменения реак­ции. Сновидение (БДГ-сон) предоставляет возможность для интеграции недавних переживаний с прошлыми, с сопутствующей постановкой характерных защит или новым раз­решением конфликта. Мы обнаружили, что БДГ-депривация нарушает этот процесс (Greenberg и др., 1970; 1972а).

Изучая пациентов с послевоенными травматическими неврозами, мы обнаружили, что, чем выше осознанность субъекта в отношении пробудившегося конфликтного ма­териала перед сном, тем больше потребность в сновиде­нии, что отражалось латентностью БДГ (временем между началом сна и первым периодом БДГ). Основываясь на предшествующем сну психологическом состоянии субъек­та, мы смогли предвидеть более короткие и более продол­жительные БДГ-латентности (Greenberg, 1972b). Мы по­считали, что для более подробного исследования было бы полезно провести изучение сна и сновидений у пациента в процессе психоанализа. Мы ожидали, что аналитический материал покажет, что эмоционально значимо для паци­ента, а аналитическая ситуация пробудит конфликты, тре­бующие адаптивного усилия. И тогда данные, полученные в лаборатории по изучению сна, можно будет сопоставить с аналитическим материалом. В первой части исследова­ния мы сделали прогноз БДГ-латентности и БДГ-времени (количество времени, занятое сновидениями за ночь), ос­новываясь на материале психоаналитических сеансов не­посредственно перед и сразу же после каждой ночи в ла­боратории по изучению сна (Greenberg и Pearlman, 1975a). В этой статье мы представляем результаты наших исследо­ваний содержания сновидения, полученные в лаборато­рии по изучению сна.

Однако вначале нам следует обсудить психоаналитичес­кие концепции, необходимые для рассмотрения материала из лаборатории сна. Толкование сновидений явилось важ­ной частью развития психоанализа как совокупности тео­ретических и клинических знаний. Изучение сновидений привело Фрейда (1900) к ряду гипотез о психической фун­кции. Кроме того, эта работа привела его к выделению зна­чения анализа сновидений в клинической практике. С те­чением времени и развитием эго- психологии некоторые психоаналитики начали склоняться к преуменьшению зна­чения анализа сновидений (Brenner, 1969). Гринсон обсуждал эту проблему в своей статье «Исключительное положе­ние сновидения в психоанализе» (Greenson,1970). Он при­вел прекрасные примеры того, как анализ значимого сна может привести к прорыву в клиническом понимании. Френч и Фромм (French и Fromm, 1964) прошли обратно по пути Фрейда: от теоретических вопросов к клиническо­му значению сновидения. Они пришли к выводу, что сно­видение отражает процесс адаптации, попытку разрешить существующие конфликты. В недавнем пересмотре отно­шения отпечатка дня к сновидению Лангс (Längs, 1971) повторил эту формулировку. Он отмечал выделение Фрей­дом переживаний в ходе психоанализа как высоко значи­мый аспект текущей реальности, включающейся непосред­ственно в процесс формирования сновидения. Большин­ство опытных терапевтов встречались с манифестными сновидениями, характеризующими именно текущее эмоци­ональное состояние пациента — особенно его усилия, свя­занные с вопросами трансфера. Решающий вопрос состоит в том, являются ли подобные сновидения случайными тво­рениями, не представляющими никакого интереса, или же они выступают примером более фундаментального биоло­гического процесса адаптации. Если сновидения действи­тельно отражают такой адаптивный процесс, тогда они зас­луживают тщательного внимания и как показатели текуще­го состояния анализа, и как свидетельство необходимости переформулировки теорий функции сновидения. (Эти идеи были сформулированы и подробно обсуждались Whitman и ДР., 1967).